Женя Дорош

Женя Дорош

К Краснодару приближался фронт. Ранним утром 7 августа Женя собирался, как всегда, на работу. А работал он ездовым у Василия Никифоровича Овчинникова,  председателя колхоза.
После уроков мальчишки спешили на колхозные поля убирать урожай. А Жене еще нравилось проводить время в конюшне – очень любил лошадей и умел с ними обращаться. Неслучайно именно он во время летних каникул управлял линейкой председателя колхоза. Им приходилось выезжать в поле ранним утром, а возвращаться затемно. Председатель по-отечески любил своего юного ездового, часто спрашивал, не устал ли мальчишка мотаться по полям да делянкам. Ответ всегда был отрицательным: нет, не уставал Женя, а гордился тем, что он, как взрослый, помогает родному колхозу. Мать не запрещала ему делать то, что велело его сердце.
Василий Никифорович  подтвердил страшную весть – немцы под Краснодаром. Председатель уходил в партизанский отряд и зашел попрощаться с маленьким помощником. Женя кинулся к матери, попросил отпустить его к партизанам. Анна Сафроновна и слышать не хотела: мал еще, 15 лет едва исполнилось. Председатель поддержал мать и поручил Жене важное дело: спрятать в надежное место документы, что в правлении колхоза. Самые важные бумаги закопать, остальные сжечь. Прощание было горьким и спешным. Женя никак не мог смириться, что они расстаются. Овчинников дал Жене револьвер  «для крайнего случая» и просил осторожно обращаться с оружием.
Задание председателя Женя с друзьями выполнил быстро. Из правления мальчики возвращались мимо школы. В здании их родной школы уже разместились немцы. Оккупанты выбрасывали из окон книги, географические карты и галдели, смеялись, как хозяева.
Ненависть охватила сердца мальчишек. Вот он, враг, вот те, которые убили его старшего брата…
 Тут же оккупанты приобщили мальчишек к своим хлопотам по их размещению в новых условиях. Детям поручили носить воду из колонки ведрами и флягами и выливать в кухонные походные котлы.
 Мухаринец Павел Иванович, участник этих событий, вспоминал: «Мы были в трусах и майках, босиком, а Женя в новых ботинках. Помещения колхозной бригады, где остановились немцы, были разграблены. Около сарая мы увидели порошок парижской зелени. Тут же насыпали отравы в воду и вылили в котлы». Как только котлы стали устанавливать в кухне, заметили неладное. «С криками: «Партизаны! Партизаны!» бросились к нам».
Мальчишки бросились врассыпную. Павлу Ивановичу удалось тогда  перепрыгнуть через заборчик и скрыться в зарослях бурьяна, хотя по нему стреляли тоже. Но основная стрельба была сосредоточена на убегающем по школьному саду Жене. Пулеметным огнем ему перебили ноги. Он упал.
 Далее воспоминания сторожа колхозного правления повествуют о том, что 11 августа мать в очередной раз пошла по поселку искать сына или хотя бы узнать что-нибудь о нем. Это делали многие односельчане: искали пропавших близких и родственников. Вскоре пошли слухи, что на окраине поселка в яме обнаружены расстрелянные русские пленные.
Там же Гец Екатерина Семеновна, жительница поселка Калинина, обнаружила одинокую фигурку мальчика. Тело его было изуродовано до неузнаваемости, особенно голова и лицо, перебиты руки, ноги.
Опознали его соседи, а затем и мать Дорош Анна Сафроновна, по новым ботинкам. «Мы попросили немца-охранника разрешения похоронить Женю. Тот разрешил, только предупредил, чтоб тихо, без криков и шума». Матери лицо не показали, сказали: «Целый, только застреленный,- пишет в своих воспоминаниях Мухаринец Павел Иванович — Мать к могиле близко не пускали, похоронили в чем был. Через плечо у него, помню, был пояс, ремень».
Могила Жени, погибшего в самые первые дни оккупации, находится рядом со школой. В ней позднее были перезахоронены жители поселка Калинино, погибшие в годы Великой Отечественной войне в боях за Кубань.
Прошли годы. Построено новое здание школы, другие ребята учатся в ней и работают на пришкольном участке.
Женю помнят и учителя, и дети, и земляки.  Во дворе школы герою установлен памятник, а в школьном музее  оформлена экспозиция о его короткой, но яркой жизни. Есть у ребят и песня о сверстнике – герое. Автор слов – бывший директор СОШ № 66 Александр Николаевич Ярославцев.

 

«Гей, ребята! Память берегите.

Пусть звенит над школою звонок!

И, застывший на века в граните,

Женя Дорош, —

 

С нами, на урок! »