Муся Пинкензон

Муся Пинкензон

Муся Пинкензон родился и жил в Молдавии, в городе Бельцы. На Кубань он переехал с родителями в начале войны. Семья поселилась в городе Усть-Лабинске. Отец Борис Владимирович, известный хирург, работал в больнице, оборудованной под госпиталь. Муся учился в пятом классе. Он часто приносил в школу свою любимую скрипку и восхищал своей игрой не только одноклассников, но и учителей – у мальчика был талант музыканта.
Пятый класс взял шефство над ранеными бойцами, Муся часто играл для них все, что умел. Боец Корнеев потом благодарил мальчика, что тот «своей игрой вернул бойца к жизни», помог выздороветь.
Немцы подошли к Усть – Лабинску и госпиталь решено было эвакуировать. Фашисты предложили отцу Муси работать на  них — лечить немецких солдат и офицеров, иначе они расстреляют всю его семью. Борис Владимирович решил спрятать семью в соседних хуторах.
Уйти не успели — утром следующего дня всю семью арестовали. Муся взял любимую скрипку с собой. В январе сорок третьего фашисты вывели на расстрел более 300 человек:  детей, стариков, пленных, раненых командиров и красноармейцев. Там же были  жители Усть-Лабинска и эвакуированные. Среди них был и Муся. Гитлеровцы выстраивали людей на краю рва перед расстрелом.  «Отпустите мальчика! Из него выйдет большой музыкант». Немецкий офицер сказал: «Хорошо. Пусть играет».
Муся сделал шаг вперед и заиграл… «Интернационал». Его скрипка взбодрила людей, они подхватили гимн. Песня приговоренных к смерти людей была прервана шквальными автоматными очередями…
В городе Усть-Лабинске, на улице Крепостной, на высоком берегу Кубани есть братская могила расстрелянных в январе 1943 года.
 В 1971 году скромный обелиск заменили гранитным памятником, на нем надпись: «Пионеру-герою Мусе Пинкезону и советским гражданам-жертвам фашизма».
Немецкие туристы после посещения Кубани написали песню о юном герое (музыка Гартфрида Шайбелера, слова Йорга Тегдера). Там есть такие слова:
Никак забыть я не могу
Тот город Краснодар.
Лежала скрипка на снегу,
Над ней закат пылал.
Он так потешиться хотел-
Немецкий генерал…
Но мальчик пел. Он только пел
 
«Интернационал».